Profile

nnseva: (Default)
Vsevolod Novikov

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Custom Text

... с точки зрения свойств продукта - рынок короткоживущих радиоактивных материалов.
... и о свиньях.

Есть у нас такое прекрасное место, называется Стригино. Туда ездит отдыхать весь Автозавод, и с верхней части тоже много народу.

стригино-1

Прекрасный сосновый бор, пешеходные дорожки, по которым летом бегают, а зимой ездят на лыжах спортсмены, ведут на берег Оки, где расположена череда пляжей. Вот об этих пляжах и пойдет дальше речь. Точнее о тех, кто туда приезжает отдыхать.

Многие располагаются с палатками, еще больше тех, кто приезжает на несколько часов: расслабиться, искупаться, позагорать. Природа располагает: есть места для купания и загорания, а бор, прилегающий почти к самому берегу, создает прекрасную возможность расположиться в благодатной тени.

И вот тут-то, в благодатной тени, подстерегают нас неожиданности, вроде этой:
стригино-2

Вновь приезжающие, посмотрев на это, смещаются в сторону, ничуть не смущаясь свалкой по соседству, а через несколько часов на месте, где они были, остается то же самое.

Могу уверенно утверждать: лесничество, заведующее территорией, регулярно ее убирает. Об этом свидетельствует то, что Стригино до сих пор не превратилось в свалку бытовых отходов, которая иначе обязательно бы там образовалась. Однако наплыв таких вот отдыхающих по выходным превосходит скорость "официальной" уборки территории.

Я констатирую: мы живем среди свиней. Не исключаю, что кто-то из тех кто читает этот пост, также относится к этому отряду млекопитающих. Может быть - это мое предположение - такое свинское отношение к себе и окружающим частично вызвано тем, что мы, как и упомянутые животные, разводимся в неволе.

Так или иначе, смотреть на это безобразие, ничего не делая, выше наших (моих и моей семьи) сил. Конечно, отдохнув на берегу, мы убрали за собой - так наша семья делает всегда, начиная с походов на дикие пляжи Лисьей бухты. А вот что мы сделали еще: идя по дороге домой, собрали в оставшийся у нас мешок тот мусор, который встретили по дороге.

Это просто, и вызывает в основном, горячее сочувствие у окружающих. Вам гарантированы благодарные взгляды и одобрительные реплики. Люди в своей массе не злонамерены и склонны поступать "как все". Воодушевленные вашим примером,  возможно, кто-то присоединится к вам, и на месте, где вы привыкли отдыхать, станет чуть чище. А вам останется дойти до ближайшего бачка с мусором (он встретился нам на дороге рядом с упомянутым лесничеством) и сделать так:

стригино-3

В следующий раз, собравшись на пляж, мы запасемся несколькими мешками для мусора. Присоединяйтесь.
Оригинал взят у [livejournal.com profile] tema в Оскорбление чувств верующих
"МОСКВА, 30 июн — РИА Новости. Президент России Владимир Путин подписал закон о введении наказания за оскорбление чувств верующих."

Помянем старые добрые материалистические времена.





































Подкат - инструмент дьавола.

... оно мать ученья, как известно. Оригинал взят у [livejournal.com profile] pteroalex в Парафраз на известную тему
Когда они уничтожали здравоохранение, я молчал, у меня ведь была корпоративная страховка. Когда они разрушали образование, я не протестовал, потому что я мог дать своим детям качественное образование за рубежом. Когда они ликвидировали в городе автостоянки, я тоже был не против, мой автомобиль класса люкс никто не мог тронуть, потому что у меня был тёплый гараж в моём загородном доме. Когда они пожирали мелкий и средний бизнес, я тоже не возражал, мой бизнес был очень крупным и его никто не мог тронуть. Когда они посадили М. Ходорковского и отняли его бизнес, мне тоже не стоило протестовать, я ведь был лоялен. Когда десятки тысяч людей вышли на площади с протестами против фальсификации выборов, я с усмешкой глядел на них - мне при этой власти было хорошо. Когда они сажали "болотных" активистов, анархистов, антифашистов, националистов, мне было всё равно, я совсем не активист. Когда они превращали наши города в кишлаки, меня это тоже не волновало, я ведь жил в закрытом коттеджном посёлке/на Рублёвке/в собственном австрийском шале. Когда они насиловали бутылками из под шампанского и черенками от швабры людей, случайно попавших под подозрение, я тоже не беспокоился - мне казалось, что я своим богатством, связями и положением в обществе защищён от полицейского произвола.
А когда они сожрали мой крупный бизнес и меня тоже посадили, не осталось никого, кто мог бы за меня вступиться, и я не знаю теперь, какая судьба меня ждёт...
(По мотивам Мартина Ф. Г. Эмиля Нимёллера)

... или gewählten russischen über alles

Смотреть только со звуком!
Современный мир пронизан тем, что мы называем потоками информации. Новости, фильмы, биржевые сводки, аудиозаписи, программные продукты, мысли, идеи и размышления. Огромное количество людей задействовано в производстве, доставке и воспроизведении информации в самых разных видах.

Возникающие конфликты и противоречия, касающиеся прав на распространение, воспроизведение и использование информации, заставляют обратиться к базовым свойствам этой эфемерной субстанции, в поиске источника этих противоречий.

Отношения собственности и денежное обращение основываются на одном из базовых законов нашего материального мира: законе сохранения материи и энергии. Собственник, владея, распоряжаясь и пользуясь некоторым материальным предметом, препятствует владению, распоряжению и пользованию этим же предметом другим лицам, не являющимся собственниками данного предмета. Товарно-денежное обращение позволяет обменивать предмет (товар) на некоторое количество других предметов (денег) в размере, который обе стороны обмена признают эквивалентным. При этом закон сохранения гарантирует, что убыль товара в одном месте (у старого владельца - продавца) будет в точности компенсирована прибылью товара в другом месте (у нового владельца - покупателя), в то время как убыль денег у покупателя компенсируется прибылью денег у продавца. Признание справедливости такого обмена основывается на одинаково материальной сущности как предметов, так и денег, а также на законе сохранения, действующем для всех материальных предметов.

Информация (в отличие от ее носителя) не подвержена действию закона сохранения. Обмен информацией не приводит к ее убыли у ее источника. Именно поэтому любые денежные отношения, в которые вовлечен обмен информацией, естественным образом воспринимаются как несправедливые. Деньги, игравшие роль универсального эквивалента, перестают справляться с этой задачей, когда они обмениваются на информацию любого рода.

Более того. Единственным способом потребления информации является ее копирование. И речь не идет только о том, что скажем видеопоток копируется во внутренний буфер на компьютере прежде чем быть просмотренным. И даже не о том, что этот самый буфер подвергается множественному копированию прежде чем проявиться в виде покадровой развертки на мониторе. Сам по себе просмотр видео человеком с экрана монитора или скажем в кинотеатре, является по сути процессом копирования - из внешней среды на синапсы сетчатой оболочки глаза, и далее в структуры нейронных связей человеческого мозга.

Копирование информации является неотъемлемым и естественным правом человека, это одно из проявлений способа его существования.
... кто-то принадлежит к меньшинству инвалидов, кто-то - к меньшинству велосипедистов, кто-то - к меньшинству рыбаков ... Спросите себя, чем вы занимаетесь, и обязательно обнаружите, что вы принадлежите к меньшинству. Так устроена жизнь. Инженеры - в меньшинстве. Слесари - в меньшинстве. Даже расплодившиеся как тараканы программисты - тоже в меньшинстве. Как крестьяне, как повара, врачи, учителя, студенты ...
Наше общество разбито на страты, структурировано и атомизировано. Наша цель - договориться между собой жить так, чтобы как минимум не мешать, а может быть и помогать друг другу. Если вам говорят - смотрите, они в меньшинстве, значит неправы - значит вас обманывают. Ведь вы - тоже в меньшинстве, но вы-то - правы?
... провоцируют распространение принципиально плохого продукта.

"Из элементарных маркетологических соображений, если какой-то товар может очень долго без амортизации развлекать потребителя, то либо стоимость его должна быть высока, либо надо постараться искусственно снизить его долговечность, чтобы люди быстрее пришли за следующим"

Оригинал взят у [livejournal.com profile] argonov в Поп-музыка - порождение копирайта или его главная жертва?
В эту пятницу я хочу наконец представить текст, которому уже почти год, но у меня не доходили руки довести его до ума. Это текстовая версию моего доклада на съезде Пиратской Партии России 30 июня 2012 года

1. Введение

В спорах о копирайте сосуществуют два дискурса, один из которых можно условно назвать "романтическим", а другой "прагматическим".

Романтические аргументы против копирайта широко известны: "настоящий художник не должен стремиться к обогащению", "только некоммерческое творчество может быть искренним", "коммерческий автор старается угождать низменным вкусам публики в ущерб собственным творческим идеям". Крайние романтики и вовсе настаивают на том, что "истинный художник должен быть беден". Более умеренные признают, что деньги это хорошо, но если в отсутствие прибылей с продаж автор прекращает писать - значит, он не очень хороший автор, и туда ему дорога, ибо довольно и других авторов, готовых писать бесплатно. Подобные дискуссии встречаются в сети регулярно, и вряд ли я сейчас добавлю по этому поводу что-то интересное. Вместо этого, я бы хотел поговорить о другой стороне вопроса, которую можно назвать "прагматической".



Я согласен с "романтиками" в их критике неискренности коммерческих авторов, но не считаю правильным отрицать поп-культуру как таковую. По своей аксиологии я гедонист, и не склонен к явному делению искусства на высокое и низкое. Я считаю, что, в конечном счёте, задача любого искусства - доставлять человеку удовольствие (пусть и существенно разного вида). Кому-то нравятся серьёзные смыслы, а кому-то хочется просто развлечься. И если у коммерческого искусства получается так или иначе "доставлять" потребителю - почему нет? Тем не менее, даже в рамках такой "прагматической" позиции у меня есть серьёзные претензии к современному массовому искусству. По крайней мере, искусству музыкальному.

Ошибка романтиков состоит в том, что поп-музыка - это отвратительное порождение коммерции в искусстве. На мой взгляд, ситуация противоположна: поп-музыка необходима обществу, но ничто ей так не навредило, как коммерция и копирайт.

Я не стану утверждать того же о кино или литературе. У них есть свои особенности (в первую очередь, не предназначенность для многократного потребления), качественно отличающие ситуацию вокруг них от ситуации с музыкой. Я участвовал в больших копирайтных дискуссиях с такими мэтрами как Лукьяненко и Каганов, но в основном по поводу технических проблем реализации копирайта (я считаю, что в современном мире он физически перестаёт работать, и надо как-то с этим иметь дело) и по поводу того, является ли копирайт естественным правом (я считаю, что нет). Но я не стану утверждать, что коммерциализация снижает качество книг. Для музыки же это именно так. Даже с такой скромной задачей, как развлечение публики, современная коммерческая музыка справляется плохо. Ей просто не выгодно качественно развлекать потребителя, и об этом мы сегодня поговорим

2. Является ли музыка самым безвредным и доступным наркотиком?

Я хотел бы начать издалека, рассказав о центральном законе теории потребительского поведения - законе убывающей предельной полезности. Он был сформулирован экономистами-гедонистами 19 века (Вальрас, Бём-Бавёк, Венгер и Гёссен) и гласит, что удовольствие в среднем снижается по мере повторного потребления товара. С точки зрения гедонизма, любой товар человек покупает для того, чтобы получить удовольствие (интеграл которой по времени называется "полезностью"). Но человек устроен так, что не может постоянно получать удовольствие от одного и того же раздражителя, к раздражителю возникает толерантность, а то и отвращение. Первый гамбургер может дать человеку большое удовольствие, второй - меньше, третий - уже не влезет и человек не возьмёт его даже бесплатно. То же справедливо для кино или книги. С некоторого повторного потребления человек испытывает чувство, что лучше бы потратил время на что-то более стоящее, даже если ему не надо платить.

Зададимся вопросом, насколько фундаментален закон убывающей полезности, и можно ли его обойти. Ответ: теоретически, скорее да, чем нет. Отчасти этот закон можно обойти уже сегодня, если совершать каждый акт потребления редко. Например, некоторые продукты питания можно с удовольствием есть всю жизнь, если между каждым актом потребления есть достаточный интервал. То же можно сказать о сексе и большинстве рекреационных наркотиков исключая опиаты. Однако на сегодняшний день не существует такого товара, который в одиночку мог бы обеспечить человеку счастье на всю жизнь. Даже самые изысканные дизайнерские препараты вызывают либо"отходняк", либо толерантность, либо вредят здоровью. В 1970-х годах существовали эксперименты, когда людям пытались подавлять толерантность с помощью МАО-ингибиторов, и вроде как показали возможность её общего отключения, но и здесь есть свои оговорки и риски для здоровья.

Это может оказаться парадоксальным, но сегодня из всего спектра приятных раздражителей, известного человечеству, ближе всего к "идеальному" наркотику находится... музыка. Важнейшая особенность современной массовой музыки, отличающая её от кино, литературы и большинства прочих жанров - короткий формат, рассчитанный на многократное домашнее, в том числе, фоновое, прослушивание. Мы редко смотрим фильмы более трёх раз, и ещё реже перечитываем художественные книги более двух раз. Понравившийся же музыкальный трек можно слушать сотни раз не отрываясь. Эта ситуация нова: ещё лет 50 назад основным форматом прослушивания музыки был концерт, а записи на пластинках и кассетах были суррогатом. Лишь с массовым распространением компакт-диска у потребителя появилось ощущение, что владея копией, он владеет практически подлинником вещи. Концерт же превратился в опциональный довесок. Теперь поп-музыка представляет собой уникальный товар, где человек платит один раз (и довольно небольшую цену), а удовольствие получает весьма долго, и цена не зависит от того, сколько раз он прослушает трек. Музыка не вредит здоровью, не вызывает опьянения, сохраняет человека в состоянии трудоспособности в большинстве видов деятельности, совместима с некоторыми другими параллельными развлечениями, легальна, почти бесплатна. Музыка способна вызывать широкий спектр приятных состояний, и многие люди даже самые духовные в жизни переживания получают именно от неё. Конечно, даже самый любимый трек не получится слушать бесконечно. Там тоже возникает толерантность (и о ней мы ещё поговорим), но по совокупности свойств музыка действительно стоит вплотную к статусу оптимального наркотика.

3. Продюсеры против "музыкальной наркомании"

Если музыка является дешёвым и безвредным наркотиком, то хорошо это или плохо? С точки зрения производителя - несомненно плохо. Из элементарных маркетологических соображений, если какой-то товар может очень долго без амортизации развлекать потребителя, то либо стоимость его должна быть высока, либо надо постараться искусственно снизить его долговечность, чтобы люди быстрее пришли за следующим диском. Хороший источник удовольствия не должен быть одновременно дешёвым и долго действующим, иначе все люди по одному разу заплатят небольшую сумму денег и тем удовлетворятся.

Тиражирование дисков может быть коммерчески выгодным лишь в двух случаях.

1. Диск содержит добротный материал, который долго не надоест слушателю, и стоит дорого.
2. Диск содержит халтуру, которая в лучшем случае может стать хитом на один сезон, и стоит дёшево.

Любой продукт, выходящий за рамки данной дилеммы - коммерческая ошибка.

Как показал опыт тиражирования дисков, первый вариант - не путь. Я не знаю, были ли в истории звукозаписи эксперименты с искусственным завышением цены на наиболее качественную музыку, но если они и были, то скорее всего провалились. О причинах этого рассуждать можно долго.



Во-первых, компакт диск стал массово доступен лишь относительно недавно. В начале 1990-х покупка любого компакт диска даже китайской штамповки была событием. Если бы "проверенные временем" Аbbа или Queen стоили в 10 раз дороже, чем сиюминутные "звёздочки" своего времени типа Влада Сташевского или DJ Bobo, то их бы покупали только самые фанатичные филофонисты. Даже если точно известно, что для данного конкретного потребителя переплата в 10 раз приведёт к увеличению его интегрального удовольствия в 20 раз, это не та область, где от потребителя можно ожидать высокой рациональности. В отличие от секса или еды, ни для музыки, ни для не-опиатных наркотиков природа не выработала естественного механизма, который бы стимулировал поисковое поведение. "Есть - ништяк, нет - х.. с ним".

Во-вторых, в доинтернетную эпоху отследить число прослушиваний было крайне трудно, а тем более - оценить его заранее. Продюсер может попытаться оценить сиюминутную популярность вещи, но оценить её долговечность труднее. Таким образом, даже если слушатель готов платить много за длительное удовольствие, велик риск маркетинговой ошибки.

В-третьих, когда диск становится доступным по цене (конец 1990-х), начинает работать фактор, о котором писал Долгин в своей книге "Экономика символического обмена" (http://ru.wikisource.org/wiki/%D0%AD%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D1%81%D0%B8%D0%BC%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%BE%D0%B1%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B0_%28%D0%94%D0%BE%D0%BB%D0%B3%D0%B8%D0%BD%29/%D0%9E_%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B5): потребитель начинает игнорировать уже не дорогие, а дешёвые товары. Если слушатель привык, что дешёвый диск - это однодневка, то он начинает его игнорировать как по рациональным (суммарное ожидаемое удовольствие непропорционально ниже), так и по статусным соображениям.

В сухом остатке, результат нам известен: все диски продаются примерно по одинаковой цене. И потому, единственная стратегия, которая остаётся производителю для максимизации прибыли, помимо максимизации аудитории - это максимизация частоты выпуска новых дисков. Диски, которые слушатель будет слушать слишком долго - для конкретных фирм бесполезны, для индустрии в целом - даже вредны.

4. Механизмы реализации отрицательного отбора

Первый и наиболее простой способ максимизации частоты выпуска дисков - просто в отбор музыкантов по плодовитости. Если к продюсеру приходит два музыканта, один из которых сделает супер-альбом за 5 лет, а другой может штамповать по одному более-менее нормальному альбому (или хотя бы одному хиту, который можно довесить полной нудятиной ) в год, то продюсер выберет второго. Многие продюсеры столь искренне вжились в свою роль, что искренне скажут первому: парень, ты молодец, но люди это не поймут и не купят. Хотя, на самом деле это - дважды враньё. И поймут, и купят. И даже полюбят. Просто общая прибыль будет невелика.

Второй способ повышения продаж можно назвать перманентным ребрендингом. Если какой-то музыкант штампует по посредственному альбому в год, то есть риск, что разочарованные слушатели не будут проявлять внимания к очередным записям. Чтобы предотвратить это, музыкальная индустрия перенимает опыт китайских продавцов ширпотреба - постоянную смену вывески. Производитель, делающий некачественный товар, обычно не может расчитывать на хорошую репутацию. Поэтому он регистрирует новую фирму, и в неё приходит человек, которому не понравилось качество товара его же предыдущей фирмы. Нетрудно заметить, сколь быстро музыкальная индустрия сливает совсем недавно раскрученных звёзд и заменяет их новыми. Слушатель, которому быстро надоел диск очередного выходца этой всемирной "фабрики звёзд", не хочет покупать его второй диск. Но тот же продюсер уже наготове, и говорит с экрана МТВ: "ты прав, сейчас это и так неактуально. И вообще, это попса. Мы приготовили тебе взамен вот эту новую группу. Она играет рок - это не попса!"

Третий способ можно назвать запланированным моральным устареванием товара. Если первые два способа позволяют производителю лишь оправдать халтуру, то третий способ напрямую делает ставку на неё. Если вам не нужно ни держать высокое качество, ни дорожить репутацией, то вам становится выгодно, чтобы диск устаревал как можно быстрее. Высокое качество товара становится не только не обязательным, но и вредным. Сторонники движения "Дух времени" часто приводят пример с лампой накаливания, которая при должной технике производства может служить десятки лет, но реально большинством производителей делалась на порядки менее долговечной, чтобы покупатель быстрее приходил за новой. Но в музыку вложить такое "техническое" устаревание почти нереально. Вместо этого, на помощь приходит устаревание "моральное", а именно - культурные механизмы, задающие моду. По МТВ и радиостанциям устами знатоков и профи массовая культура как бы намекает вам: "слушать старьё - некруто, просто стыдно". Отдельные уникумы могут слушать ретро 20-летней давности - "музыка детства", всё такое. Но если ты слушаешь что-то пяти-, а тем более десятилетней давности - это совершенно неправильно. Чтобы понять как это работало в 1990-х, достаточно представить себе картину, что в школе, где большинство пацанов слушает Нирвану или Продиджи, кто-то бы признался что слушает Modern Talking или Софию Ротару. Я думаю, что в лучшем случае, сверстники бы смущённо промолчали.

5. Есть ли выход

Описанная система в наиболее чистой форме выкристаллизовалась к 1990-м годам, что совпало о временем массового распространения CD. Ещё одним фактором коммерциализации в то время была стоимость качественной звукозаписи. Тотальная ориентация культуры на модный саунд почти не оставляла шанса начинающему музыканту как Элвис Пресли в 1950-х пойти в провинциальную студию и за небольшие деньги записать песню, которая неожиданно станет хитом. Лишь в отдельных нишах всё ещё была возможна удача, как, например, у группы Красная Плесень. Музыкальная индустрия оказалась во власти крупных игроков, контролировавших производство и тиражирование материала, и имевших достаточно организационных и информационных рычагов для применения перечисленных методов максимизации прибыли. Не взирая на качество продукта, а то и напрямую снижая его до минимального уровня, при котором его ещё покупают

Однако сейчас ситуация стала меняться. Часто говорят, что пираты губят звукозапизывающую индустрию, но этот фактор - далеко не единственный. Другие факторы - это удешевление производства и распространения материала, а также переход к анонимному потреблению, когда слушателю не нужно "позориться", спрашивая в киоске диск "немодной" группы (для подростков в своё время это был мощнейший проблемный фактор, и не стоит смеяться). Значительный процент населения в наше время вообще не смотрит телевизор и не слушает радио кроме как по необходимости в салоне такси. Почти по всем направлениям крупные корпорации ослабили влияние на культуру производства популярной музыки. Среди прочего, сломался привычный многим 20-летний цикл. Сейчас уже никого не удивишь, когда на якобы "дискотеке 90-х" треки конца восьмидесятых соседствуют с треками середины нулевых. Множество независимых музыкантов на сайтах типа http://bandcamp.com пишет музыку в стилях каких-то конкретных узких периодов (например, начала 80-х или середины 70-х), и это более не считается ретроградством - просто такой выбор стиля, и не более того. См., например, http://perturbator.bandcamp.com/

Финансовая успешность тоже отчасти сместилась от крупных признанных звёзд в сторону независимых авторов. Многие музыканты получают деньги в виде добровольных траншей своих благодарных слушателей, недавно стал набирать популярность механизм предварительного финансирования музыкальных стартапов (подобно тому, как я недавно собирал деньги на техно-симфонию http://argonov.livejournal.com/136592.html - примечание 2013 года). Для зарабатывания на музыке уже не обязательно выступать с концертами и даже иметь официально изданные диски. Достаточно иметь треки, которые пользуются вниманием слушателей. И хотя суммы, которые удаётся аккумулировать таким образом, пока что не сравнимы с заработками звёзд коммерческой эстрады, ситуация определённо изменилась в лучшую сторону. Я отдаю себе отчёт, что с собственной музыкой в середине 1990-х не имел бы вообще никаких шансов ни на российской, ни на международной эстраде. Конечно, я не берусь утверждать, что через 5-10 лет каждый независимый музыкант будет иметь возможность обеспечить себя своим творчеством. Проблема оплаты творчества - тема отдельной сложной дискуссии, и возможно, что она в полной мере никогда не будет разрешена. Но музыка - достаточно волшебная вещь, чтобы мотивировать человека творить даже бесплатно. Поэтому едва ли слушатель останется без произведений, а этот текст - о слушателе

В связи с откровениями Лебедева (ну в общем, похожими на правду наверно) и последовавшей реакцией, вот о чем я задумался.
Многие из тех, кого я читаю и уважаю, высказались примерно в том духе что "нехорошо-де, брать деньги у иностранных агентов, вроде Таргамадзе, на устроение массовых беспорядков в своей стране".

Для иллюстрации того, почему я задумался, я приведу пример.

Представьте себе семью, ну там из 4 человек, мама, папа, двое детей. Не очень так хорошую семью, папа изрядно закладывает за воротник, мама уборщицей устроилась, почти весь семейный бюджет на ней, поскольку папаша все что зарабатывает, на водку спускает, дети в школе - так себе троечники, никто ими в семье почти не занимается, сын хулиган, дочка тихая и зашибленная жизнью, готовится повторить неудачный жизненный опыт мамы.
И вот наступает момент, папа получил премию, на радостях купил ящик водки, два дня беспробудно пьянствовал, дошел до белой горячки. Бегает по дому, ищет иностранных агентов, дочку побил - принял белый шарфик за гондон, мать в туалете запер, закрыл дверь, ножом кухонным размахивает, грозится всех убить. Беда в общем. Сын как-то там через окно, балкон - выбрался, побежал в милицию. Милиция? А что милиция. "Вот когда убьет - тогда и придем" - флегматично заявляет офигевшему сыну участковый.
И вот сын - обращается к соседу. Дядь Гиви, слыш, помоги, дай ко топор, вместе дверь выломаем, утихомирим отца-то.

Вот сыну - свой ведь дом, а? не жалко ведь дверь-то ломать, беспорядок устраивать. И отца родного - чужого дядю, еще и грузина в придачу, не сват, не брат, просит помочь утихомирить. Топором, да не своим а чужим топором, размахивает, еще отца ненароком заденет. Родного отца. Хулиган, и в школе троешник, и во дворе все время в драку лезет. Никакого патриотизму. Нехорошо. Да?
Источник: http://pocciy.com/stati/694-2011-12-25-03-19-20

198 методов ненасильственных действий по свержению власти

Автор Шарп, Джин идеолог современных революций ... )
да, люди склонны делать то, чего что от них ожидают. Оригинал взят у [livejournal.com profile] leonwolf в Самосбывающееся проклятие
Вот какую банальную и простую вещь вдруг осознал:

Путин и его ближайшее окружение, в своем параноидальном поиске мировой закулисы, заговора, законспирированных сетей экстремистов, подпольного финансирования и прочих бомбистов-террористов, естественно ровно к этому и пришли.
Два года тому назад, в конфетно-букетном периоде протеста, когда все финансирование НКО было прозрачным (так же много проще работать!), вся политическая повестка обсуждалась открыто, все претензии к власти высказывались публично, я лично был на 100% уверен, что нигде не сидят по подвалам народовольцы и не строят планов, как бы Путина не подстрелить. Просто потому, что в стране с открытыми границами, относительной свободой слова и средней зарплатой в $1000 бомбистам-народовольцам взяться неоткуда.

А вот сейчас я бы за это не поручился. Слишком многих людей загнали в угол и затравили.

И теперь, в общем-то, так оно и стало, как они боялись все последние годы: и правда кто-то строит заговоры, и правда многие мечтают, чтобы он сдох, а не удалился на почетную пенсию, и правда люди ищут подпольные каналы финансирования, и правда любая правозащитная деятельность стала политической. И правда все начали ненавидеть - или хотя бы поняли, что придется этому научиться (а ведь так не хотелось!).

Оригинал взят у [livejournal.com profile] pteroalex в Заразная "вертухаль"
Нынешняя российская "власть", несменяемая и бесконтрольная, построена на простеньком скотском принципе, который Николай Бердяев вывел из произведений Фёдора Достоевского: "Провозгласи право на бесчестье, и за тобой побегут все..."
"Вертухаль" противна природе человеческой и крайне опасна - заразна до предела.
Любой, даже нормальный человек, волею судеб или по прихоти начальства попадая во власть, переживает резекцию сердца, атрофию чести и совести и достигает в итоге последней стадии злокачественного изменения сознания. Потому и рвутся туда, пристраиваются рядом все негодяи...
Не верьте никому, ни единому человеку от "власти". Сегодня он может ещё выглядеть как человек, а завтра неизбежно станет нелюдью - он уже инфицирован.
Не подавайте им руки, отворачивайтесь от их дыхания, прикрывайте рот и нос, если "властный человек" рядом с вами чихнёт и кашлянет - зараза передаётся всеми известными инфекционистам способами!

Оригинал взят у [livejournal.com profile] avmalgin в Непроизнесенное слово Толоконниковой
26 апреля на суде в Зубовой Поляне Надежде Толоконниковой отказали в условно-досрочном освобождении. Это решение, впрочем, ни для кого не стало сюрпризом. Удивило всех другое: судья Яковлева не дала Толоконниковой произнести последнее слово. Это грубое нарушение УПК. Толоконникова последнее слово приготовила заранее.
Мы публикуем его полностью.


"Встал ли осужденный на путь исправления?" – этим вопросом задаются, когда рассматривают возможность условно-досрочного освобождения. Я бы хотела, чтобы мы с вами сегодня задались еще и следующим вопросом: а что это за путь – путь исправления?
Я абсолютно уверена, что единственно правильный путь – это тот, на котором человек честен с окружающими и с самим собой. Я этого пути придерживаюсь и сходить с него не буду, куда бы меня ни занесла судьба. Я настаивала на этом пути, еще будучи на воле, я не отступилась от него в московском СИЗО, изменять принципу честности меня не научит ничто, даже мордовские лагеря, куда с советского времени власти любят ссылать политзаключенных.

Поэтому я не признавала и не буду признавать вину, вмененную мне приговором Хамовнического районного суда, противозаконным и вынесенным с неприличным количеством процессуальных нарушений. В данный момент этот приговор обжалуется мной в вышестоящих судебных инстанциях. Принуждая же меня ради УДО признать вино, УИС подталкивает меня к самооговору и, следственно, ко лжи. Является ли способность ко лжи знаком того, что человек встал на путь исправления?

В приговоре у меня написано, что я – феминистка и, следовательно, должна испытывать ненависть к религии. Да, проведя год и два месяца в заключении, я по-прежнему феминистка и – еще – оппонент стоящих во главе государства людей; но во мне, как и раньше, нет ненависти. Эту ненависть не могут разглядеть и десятки осужденных женщин, с которыми я посещаю православный храм в ИК-14.

Чем еще я занимаюсь в колонии? Я работаю, с первых дней в ИК-14 меня посадили за швейную машинку, и теперь я – швея-мотористка. Некоторые полагают, что делать художественно-политические акции – легко, что это занятие не требует осмысления и подготовки. Судя по своему многолетнему опыту акционизма, могу сказать, что осуществление акции осознание художественного продукта – кропотливая и часто изматывающая работа. Потому работать я умею и люблю. Мне не чужда протестантская трудовая этика. Физически мне не трудно быть швеей. И я ей являюсь. Выполняю все требуемое от меня. Но, понятно, я не перестаю за швейной машинкой думать, в том числе о пути исправления, и, следовательно, задаваться вопросами. Таким, например: а почему нельзя предоставлять осужденным выбор того рода общественно полезной деятельности, которой они будут заниматься в свой срок? Согласно их образованию и интересам? Я, имея опыт обучения на философском факультете МГУ, с удовольствием и увлечением могла бы, пользуясь библиотечной и присылаемой мне литературой, заняться составлением образовательных программ и лекций. И я, кстати, без вопросов занималась бы такой работой больше положенных ТК РФ 8 часов, занималась бы ей все свободное от режимных мероприятий время. Вместо этого я шью милицейские штаны, что, конечно, тоже полезно, но в этом деле я явно не столь продуктивна как могла бы быть продуктивна в проведении образовательных программ.

Солженицын в "Раковом корпусе" описывал ситуацию, когда зоновский оперативник пресек обучение одного зека другим латыни. К сожалению, общий вектор отношения к образованию мало изменился с тех пор.

Я часто фантазирую: а если бы УИС действительно ставила во главу угла не производство милицейских штанов, не норму выработки, а воспитание, образование и исправление осужденного, как того требует УИК? Тогда для того, чтобы получить УДО, нужно было бы не шить по 16 часов в сутки на промзоне, добиваясь 150%-й выработки, а успешно сдать несколько сессий, получив кругозор, знание мира и общую гуманитарную подготовку, воспитывающую способность адекватного суждения о современной реальности. Я очень хотела бы посмотреть на подобное положение дел в колонии.
Почему бы не учредить в колонии курсы по современному искусству?

Нам всем – в том числе узникам Болотной, моей отважной соратнице Марии Алехиной, Алексею Навальному и – всем, всем, всем – хватает сил, убежденности и упорства, чтобы пережить эту реакцию и остаться победителями.

Если бы работа могла стать не долгом, а духовном и полезной в поэтическом смысле деятельностью; если бы организационные ограничения и косность старой системы можно было бы преодолеть, и если бы такие ценности, как индивидуальность, можно было бы привить на рабочем месте... Зона - лицо страны, и если бы нам и на зоне удалось выйти за пределы старых консервирующих и тотально унифицирующих категорий, то тогда и во всей России пошел бы рост интеллектуального высокотехнологичного производства, которого нам всем хотелось бы, чтобы вырваться из сырьевой ловушки. Тогда в России могла бы родиться условная Силиконовая долина, прибежище рискованных и талантливых людей. Все это станет возможным, если панический страх, испытываемый в России на государственном уровне перед творческим и экспериментаторским началом в человеке, уступит место внимательному и уважительному отношению к креативному и критическому потенциалу личности. Толерантность к иному и бережное отношение к многообразию обеспечивают создание среды, благоприятной для развития и продуктивного использования талантов, заложенных в гражданах (даже в том случае, если эти граждане - осужденные). Репрессивная консервация и ригидность в законодательной, уголовно-исполнительной и других госсистемах РФ, законы о регистрации и некой пропаганды гомосексуализма ведут к застою и “утечке мозгов”.

Однако я убеждена, что эта бессмысленная реакция, в которой все мы вынуждены сейчас существовать, временна. Она смертна, и при том внезапно смертна.

Я искренно благодарна людям, встречающимся мне в моей жизни за колючей проволокой. Благодаря иным из них я никогда не назову время своего заключения потерянным. За год и 2 месяца моего срока я не имела ни одного конфликта – ни в СИЗО, ни в колонии. НИ одного. По моему мнению, это говорит о том, что я совершенно безопасна для любого общества. А также о том, что люди не ведутся на государственную медиа-пропаганду и не готовы меня ненавидеть только потому, что федеральный канал сказал, что я – плохая. Лжи далеко не всегда удается одержать победу.

Недавно мне в письме прислали притчу, ставшую для меня важной. Что случится с разными по характеру вещами при попадании в кипяток? Хрупкое – яйцо – станет твердым, твердое – морковь – размягчится, кофе же растворится и захватит собой все. Итог притчи таков: будьте как кофе. Я в колонии – это тот самый кофе.
Я хочу, чтобы те люди, которые выступили инициаторами заключения меня и десятков других политических активистов за решетку, поняли одну простую вещь: нет непреодолимых препятствий для человека, ценности которого складываются, во-первых, из его принципов и, во-вторых, из работы и творчества. Исходя из этих принципов. Если ты сильно во что-то веришь, вера поможет выжить тебе где угодно и где угодно остаться человеком.

Свой мордовский опыт я, несомненно, использую в будущей деятельности и, пусть это случится и по окончании моего срока, реализую его в проектах, которые будут сильнее и политически масштабнее, чем все то, что случалось со мной раньше.

Несмотря на то, что опыт заключения - крайне непростой опыт, мы, политзеки, становимся в результате его приобретения только сильнее, смелее и упорнее. И тогда я задам последний на сегодня вопрос: какой тогда смысл в том, чтобы держать нас тут?


ОТСЮДА

Всем коммунистам, левым и прочим посвящается.

Мы жили наверно чуть лучше, но поручиться за это на 100% я не могу. Многие описанные реалии жгут мой мозг поразительным сходством с тем, что испытывали и мы.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] kunstkamera в Статья про перебежчиков

Вышла моя статья про измену родины, плод бессонных ночей и долгих перелетов.



В самый разгар последнего обострения обстановки вокруг КНДР, когда звучали даже угрозы ядерной атаки, я говорила в Сеуле с беженцами с Севера, которым в разное время с трудом удалось добраться до Южной Кореи. И это, конечно, было круто. Сначала выяснилось, что в КНДР уже давно не социализм. Потом — что со времен Великого переселения народов люди почти не изменились к лучшему. И наконец — что между Южной и Северной Кореей гораздо больше и гораздо меньше общего, чем можно себе представить издалека.




—У меня все было хорошо. Я дослужился до подполковника, работал в отделении по борьбе с коррупцией — хлебная должность. Но однажды моего дядю расстреляли, его детей отправили в лагерь, родителей выгнали из хорошей квартиры, и я понял, что делать мне тут больше нечего. Я купил лодку за 200 долларов, взял с собой 17-летнего племянника, и мы, ориентируясь по звездам, поплыли на юг. Береговой охране сказали, что идем на рыбалку: людям в военной форме это можно. Мы три дня плыли по Японскому морю, не ели, не спали, приплыли в Южную Корею и сдались властям. Это было в 1997 году. Я сам не понимаю, как мы это сделали. (Ким Ёнчхоль, 40 лет.)



— У меня все было хорошо. Мы с мужем торговали антиквариатом — продавали в Китай традиционную корейскую керамику — и жили лучше, чем все соседи. Но однажды на обратном пути в Корею моего мужа арестовали, и я даже толком не знаю, что с ним б­ыло дальше. Пыталась узнать в суде, но мне ответили: «Поищи себе лучше другого мужа». Это был намек, что он умер. Зимой 2012 года я связалась с группой людей, которые планировали общий побег. Сначала я не хотела брать с собой дочь, ей тогда было пятнадцать. Но она услышала, о чем я говорю по телефону, и сказала, что никуда я без нее не поеду. Пришлось взять и ее. (Мён Ёнхи, 52 года.)



— У меня все было хорошо, но однажды мою мать посадили на два года за экономическое преступление. На самом деле хотели посадить за политическое — общалась с южанами в Китае, — но доказательств не было. В 2007 году она вышла и сказала: «Отправляйся-ка ты, дочка, на юг, здесь тебе ничего не светит». (Ким Хянсук, 23 года.)



— У меня все было хорошо. Я был начальником молодежной организации на продовольственном предприятии. Но однажды на меня настучали, что я якобы член подпольного антигосударственного движения. Это было в 1996 году, когда начались перебои с продовольствием и неудачная политика партии стала бросаться в глаза. Я говорил об этом с друзьями, в результате замели меня и еще одного человека как организатора. Нас поместили в центр предварительного заключения под городом Чхончжин. Что там было, даже вспоминать не хочу. Били меня каждый день, выгоняли на мороз в мокрой одежде. Но я ни в чем не признался, и меня отпустили. А через два месяца в этом же центре от пыток умер друг, с которым нас вместе арестовали, — из него так и не удалось сделать лидера контрреволюционной организации, поэтому крайним опять оказался я. Однажды ночью из политической полиции за мной пришли второй раз. Но тут уж я набил морду двум офицерам, и мы с женой побежали в сторону границы — от нашего города это недалеко. Перебежали по льду реки Туманган и оказались в Китае. (Ли Ёнсу, 41 год.)



Чтобы понять, что означает фраза «У меня было все хорошо», нужно хотя бы в общих чертах представлять себе мир, из которого они бежали. «Все хорошо» — это прежде всего хороший сонбун.Если вам посчастливилось родиться в стране чучхе, то ваша жизнь с детства определяется специальным штампом в личном деле: «особый», «основной», «базовый», «колеблющийся» и «враждебный».Read more... )
С паршивой овцы хоть шерсти клок
Русская народная поговорка

Общая идея.

1.Круг сайтов с общей бесплатной и открытой регистрацией пользователей, основная часть контента - только для зарегистрированных пользователей.
2.При регистрации пользователь соглашается с условиями оферты.
4.В рамках оферты, пользователь обязуется, при использовании им указанных материалов для предъявления каких-либо претензий и вообще для любого выступления в суде - выплатить очень крупную денежную компенсацию в пользу круга сайтов.

Как-то так. Надо сформулировать, чтобы данная часть оферты ни в коем случае не могла быть признана ничтожной.
... может ли быть эффективной?

Это было бы забавно, не будь столь печальным.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] navalny в Сегодняшнее выступление в суде
...
Более полное видео (с диалогом с судьёй на тему "хватит тут вести политические речи), но со спины, есть на сайте Радио Свобода и здесь же расшифровка.


Хроника заседания на сайте Рапси
Хроника заседания на сайте Новой


Текст заявление об отводе судьи

"Если Алексея Навального в Кирове, бывшей Вятке, бывшем Хлынове закатают в тюрьму, боюсь, я знаю, как этот непостоянный на имена город будет называться в будущем"

Оригинал взят у [livejournal.com profile] borisakunin в Хлынов, он же Вятка, он же Киров, он же…
    На нас на всех надвигается судебный процесс над Навальным. Этакая проверка на вшивость - чего мы на сегодняшний день стоим как страна и как общество. Проглотим мы эту пакость или нет.
     Но сейчас я все больше думаю не про «всех нас», а про жителей города Кирова.
     Славные кировчане, скоро у вас будет безумно интересно. На время суда ваш город, про который, честно говоря, редко бывает что-то слышно, станет самым актуальным местом Российской Федерации.
     Вам выпала такая удача, потому что кремлевские умники вообразили, будто самого яркого человека оппозиции нужно судить подальше от буйной Москвы. Вот и высосали из пальца уголовное дело, чтобы по-тихому придушить настырного борца с коррупцией - в дальнем провинциальном городе, где, по их мнению, всем наплевать и никто не пикнет.
     (Ох, не читали они, бедные, про второй процесс Дрейфуса. Тоже сплавили из шумного Парижа в тихий Ренн – и разворошили тако-ой муравейник. Сами потом были не рады).
     Господа кировчане, неважно, как вы относитесь к Навальному, к Путину, к политике. Главное - не упустите шанс прикоснуться к истории. Она будет происходить у вас на глазах, рядом. Не проспите. Ходите на суд и на все публичные акции - просто посмотреть. Пишите про то, что увидите, в соцсетях. Снимайте фото и видео. Всё запоминайте – будете внукам рассказывать.
     К вам устремятся толпы журналистов со всего мира – вести репортажи и опрашивать вас на улицах, что вы обо всем этом думаете.
     Понаедут задорные активисты из столицы и вообще отовсюду. Для подзакисшей оппозиции этот суд - просто подарок: операция «Астрахань-2», только с более мощным, всероссийским драйвом.
     А как драматичны будут гамлетовские терзания вашего губернатора! Быть или не быть (в смысле - подлецом)? И ведь никто не знает, какая из сил этой мятущейся души возьмет верх. Саспенс!
     Я читал, что у вас уже начали ремонтировать помещение суда. Это, дорогие мои, цветочки. Скоро будут  красить заборы, латать дыры в асфальте. Коммунальные службы заработают лучше. Город Киров причешется и похорошеет, как перед олимпиадой.
     Это и будет олимпиада – да поважнее, чем Сочинская.
     В общем - ух, что у вас скоро начнется!
     ГРЯДЕТ НАВАЛЬНЫЙ!




     Что у вас там, кстати, с отелями? Ждите в гости мастеров культуры и прочих хедлайнеров. Уверен, что многие приедут проявить солидарность с жертвой мстительного режима. Я вот не любитель разъездов, и то думаю: не встретиться ли с кировскими читателями? Хочется посмотреть на историческое событие собственными глазами.

     P.S. Если Алексея Навального в Кирове, бывшей Вятке, бывшем Хлынове закатают в тюрьму, боюсь, я знаю, как этот непостоянный на имена город будет называться в будущем...
... и относительно "образованной европейской страны" возникают определенные сомнения ... "Это же абсурдная ситуация, такого не может происходить в образованной европейской стране, где все умеют читать и писать, все окончили школу, а у многих высшее образование. Как могло получиться, что вот так управляется наш город и наша страна? ...Вся социальная прослойка, которая осознает наличие проблемы, читает сейчас этот блог и с мыслями, описанными выше, идёт писать комментарий «ну, страна тут такая, тут всё так». Нам пора просыпаться с вами, нет никого, кто мог бы это решить, некому жаловаться и не у кого усиливать ощущение несправедливости. Есть только мы и смотрите, что с нашей страной получается."

Оригинал взят у [livejournal.com profile] maxkatz в Днище

Слушайте, ну это уже вообще адский сатанизм. Мы живём в стране с некоторыми традициями толерантности к жульничеству, воровству и некомпетентности, последнее время столько всего по теме вскрывается, что естественная реакция мозга это махнуть рукой и сказать «а, ну понятно, всё как обычно». Но каждый раз открываются какие-то новые горизонты. И сидишь с открытым ртом и не понимаешь, ну как такое возможно вообще?

У меня поначалу такое стало происходить при чтении постов Навального. Картина мира, при которой в правительстве и вообще на высоких должностях сидят взрослые, образованные и ответственные дяди и всё более-менее правильно делают, начала рушиться с появлением в моей жизни мистера Брови. Ну нельзя же так, подумал я.
Потом был пост про Транснефть. 4 миллиарда долларов украли? Ёлки-палки, это ж хороший годовой доход 300.000 человек, целый город работал на ворюг. Как такое возможно вообще? Потом я погрузился и избавился от иллюзий, что у нас всё более-менее неплохо и будто могло бы быть и хуже. Затем уже я сам увидел Алабяно-Балтийский тоннель, все эти реконструкции и строительства, ну вы уже понимаете о чем я, да.
В процессе я также понаблюдал как те самые люди, от которых вся вышеописанная шваль кормится, с радостью подтвердили на выборах их полномочия продолжать это делать и дальше. Да вы вы и сами всё это знаете, я даже не пишу посты обо всех этих темах, когда они в деятельности мне попадаются, потому что вероятность получить уголовное дело за украденный где-нибудь лес растёт, а ничего нового, в общем-то, не открывается. Хотя, конечно, такая толерантность это нечто вредное и опасное.

Но периодически происходят вещи, которые повергают меня в шок даже при знании всех наших проблем. Ведь история с пешеходными зонами это адский сатанизм, не иначе.

Подробности ... )
Всю мою сознательную жизнь Сбербанк был для меня одним из самых кондовых воплощений "совка". Очереди, бессмысленные ограничения, хамство и грубость, желание нажиться на ерунде за счет стратегических потерь - то, что я наблюдал лично и чем делились знакомые и друзья.
Называя его "сбредбанком", обычно я старался избегать контактов со столь одиозной организацией, так же как я избегаю общения со всей госмашиной в целом.
Но что-то случилось за последний примерно год. Со вздохом в очередной раз отправляясь в "сбредбанк", я вдруг обнаружил какие-то совершенно немыслимые изменения. Как если бы искаженное лицо дебила-параноика, столь знакомое по предыдущим посещениям, вдруг разгладилось и на меня посмотрел нормальный, вменяемый человек.
И что же произошло? Какое-такое должно было случиться чудо, чтобы эта чудовищная машина, составлявшая неразделимый комплект со всей системой государственного подавления личности, вдруг дала сбой и издохла, отрыгнув из себя в последнем пароксизме нормальную, человеческую организацию, в которой работают люди, а не садомазохисты, в обмен на согласие работать за нищенскую зарплату получавшие возможность издеваться над огромным количеством народа?
Я догадался! Я догадался поинтересоваться, кто же теперь там работает начальником. Директором или как там еще. Герман Греф. Спасибо, Герман Оскарович.